Підтримати

Иисус Христос сидит в киоске

exc-5d2710d5fab6c2000177f779
exc-5d2710d5fab6c2000177f779

Screen Shot 2019-07-12 at 2.27.45 PM.png

В начале 2010-х годов Дмитрия Крышовского знали как художника-«жлобиста». Он одевал известных писателей и политиков в спортивные костюмы, изображал пацанчиков и мусоров, а когда в стране началась война рисовал патриотические плакаты. 

В июне в галерее «Маяк» Крышовский показал совершенно отличную от предыдущих серию графических работ «Аминь». Хоть и не обошел стороной свою любимую тему районов и панельных домов. «Я не хочу выходить из мест, которые мне комфортны — панельных домов, в которых я вырос. Они отвратительно родные. Я не могу их из себя вырезать». 

«Аминь» о том, что бог вездесущ. Он кроется в спичках, в больничных палатах, панельках и киосках. Бог есть даже за гаражами и в бандитских «кубиках». 

Screen Shot 2019-07-12 at 2.27.20 PM.pngScreen Shot 2019-07-12 at 2.27.20 PM.png

Screen Shot 2019-07-12 at 2.27.28 PM.pngScreen Shot 2019-07-12 at 2.27.28 PM.png

Screen Shot 2019-07-12 at 2.27.36 PM.pngScreen Shot 2019-07-12 at 2.27.36 PM.png

#block-yui_3_17_2_1_1562930498341_36339 .sqs-gallery-block-grid .sqs-gallery-design-grid { margin-right: -20px; } #block-yui_3_17_2_1_1562930498341_36339 .sqs-gallery-block-grid .sqs-gallery-design-grid-slide .margin-wrapper { margin-right: 20px; margin-bottom: 20px; }

Крышовский строит свои города. Они мрачные, темные и населены далеко не добропорядочными гражданами, а часто маргиналами и пропащими душами. График признается, что в темном и опасном городе, в его подворотнях и арках — ему комфортно. А графика — это забивание листа плотными тонкими штрихами, его медитация и диалог с богом. Крышовский ищет бога, а вместе с тем — свет в людях. 

Screen Shot 2019-07-12 at 2.21.28 PM.png

На одной из самых ярких работ «Аминя» — «Начало света» изображен Иисус в балаклаве. Этот, далеко не повседневный, головной убор ассоциируется с насилием и ужасом анонимности, которую желает оставить за собой актор. И то, что под маской прячется никто иной, как сын Господа — не означает, что даже в злых деяниях есть бог. Для Крышовского это символ того, что «в любом человеке, даже самом «законченном», на котором поставили крест — внутри есть свет». 

Крышовский — не религиозный фанатик, он едва ли разбирается в тонкостях православной веры и церковных обрядах. Но, по его словам, негативные и позитивные встряски, которые он пережил за последние пару лет «выжали из него эту тему». За время создания этой серии работ, Крышовский прошел путь от канонических икон с Иисусом и Марией, до изображений супрематических серафимов и апостолов, окутанных «копотью урбана». Под конец создания «Аминя» Крышовский перестал просто думать и переосмысливать православные образы, а начал вписывать их в свой пейзаж, в свою обыденную реальность. И вот Иисус смотрит на нас из маленького окошка киоска, из-за давно знакомой оконной решетки, а стены гаражей просят — Believe Us. 

Screen Shot 2019-07-12 at 2.27.08 PM.png

Текст: Марія Фіцжеральд

Світлини: надані художником

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та нажміть Ctrl+Enter.

Зберегти

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: